mirsoglasnomne


Nel mezzo del cammin di nostra vita...


Previous Entry Share Next Entry
Enemies and Neighbors: Arabs and Jews in Palestine and Israel, 1917-2017
mirsoglasnomne
Мнение:

Всю свою жизнь я осознанно сторонился погружения в этот конфликт, бесконечные новости о котором присутствуют в теленовостях едва ли не каждую неделю десятилетиями. Однако даже весьма касательных и опосредованных соприкосновений с темой было достаточно, чтобы у меня возникла и сидела мысль о том, что в том регионе творится натуральный апартеид. По прочтению книги я понял, что доносящиеся оттуда немногочисленные свидетельства – просто ничто по сравнению с тем, какая человеческая драма разворачивается там 70 лет.

Ввиду недавних заявлений Трампа о признании Иерусалима столицей государства Израиль, тема вновь вышла на передовицы СМИ. Однако, лишь познакомившись с книгой Блэка я смог осознать полное значение произошедшего. То, что я практически ничего не знал о предыстории и дальнейшем развитии событий на территории Израиля, послужило только плюсом, позволив оценить способность автора рассказать непростую хронологию конфликта непосвященному.

Оценки сторонами произошедшего и происходящего разнятся тем более, чем больее времени прошло. Тем не менее, в XXI веке появились исследователи (в осн. израильские), которые смогли преодолеть догмы и предубеждения, и дать новую оценку основным событиям региона, обратившись к источникам, свидетельствам и аргументам противоположной стороны. До этого доводы и взгляды противников заведомо напрочь отвергались как пропаганда. Эти попытки переосмысления и новой трактовки позволили Иану Блэку собрать целостный и сбалансированный нарратив. Помимо трудов историков и цитат архивных документов, автор часто приводит живую речь как ключевых фигур событий – из интервью и различных мемуаров, – так и свидетельства рядовых участников – бежавших, стрелявших, приезжавших. Благодаря этому книга полна интересных деталей и подробностей, как значительно ее живляющих, так и помогая увидеть многие события в другом (зачастую истинном) свете.

Превосходно дополняют картину уместные отсылки к культурной жизни израильтян, палестинцев и соседних арабских государств. Конфликт нашел отражение во многих музыкальных произведениях, осмысливался писателями и публицистами в книгах и статьях. Их упоминание значительно облегчает чтение 500-страничного исторического тома, придает человеческое измерение и помогает избежать превращения текста в перечень нас. пунктов, сражений, терактов, фамилий и аббревиатур. Отдельной похвалы заслуживает стиль автора – не смотря на внушающие трепет размер и тему книга читается достаточно легко, и лично для меня превратилась в page-turner. Блэк абсолютно справился со сложной задачей – о куда менее запутанных и трагических историях написаны куда менее читабельные труды для широкой аудитории. Enemies and Neighbors: Arabs and Jews in Palestine and Israel, 1917-2017 представляется авторитетным и самодостаточным источником по данной теме, позволяющим составить о ней вполне целостное мнение, а значит и лучше понимать доносящуюся из региона информацию, не полагаясь безусловно на оценки СМИ.
***
О содержании:

В 2017 г. исполнилось 100 лет установлению контроля британцами над османской Палестиной; этой дате, как представляется, книга и посвещена. Вместе с английским владычеством на этой территории вступили в действие все соглашения, подписанные или обещанные Лондоном до завоевания. Основных таких соглашений/сговоров было три, и всем трем партнерам – французам, арабам и евреям-сионистам – британцы, в общем, дали взаимоисключающие обещания. Это, по сути, и является причиной продолжающейся по сей день напряженности. Французы из уравнения уже вышли, оставив, впрочем, свое наследие – искусственные новообразования Сирию и Ливан. Иордания и прочие искуственно нарезанные европейцами территории под властью британского мандата тоже не прибавили региону политической стабильности. Хорошая относительно недавняя книга об этом - A Line in the Sand: Britain, France and the Struggle for the Mastery of the Middle East by James Barr. Не могу не привести запомнившуюся оттуда финальную цитату:

"Years later Sir John Shaw, the former chief secretary of Palestine who survived the King David Hotel bombing, was asked to assess Britain’s record in the mandate.

‘- In many cases we thought that we were doing good to the people concerned, and indeed we were,’ he said. ‘I mean we stamped out all sorts of abuses and malpractices and things but,’ he hesitated, ‘if you look at it from a purely philosophical, high-minded point of View, I think it is immoral, and I think it’s... it’s not only immoral but it’s ill-advised.’

‘- Why?’ Shaw was asked.

‘- Why? Well .. . because it’s not your business or my business, or British business, or [for] anybody else to interfere in other people’s countries and tell them how to run it, even to run it well. They must be left to their own salvation.’"


Первые главы (до 1948 г.) посвящены годам британской администрации и тому, как затягивался узел противоречий, ввиду выполнения англичанами своих вышеуказанных обязательств. Основным источником напряжения стал рост евреев-колонистов, привозимых в то, что они сами стали называть Страна Израиль. Рост сопровождался выкупом евреями земель и недвижимости у арабов, в т.ч. не живущими собственно в Палестине, например, у богатых ливанцев, имеющих там с/х угодья. Также к моменту ухода британцев евреи смогли создать несколько боеспособных организаций, сыгравших решающую роль в первой арабо-израильской войне, разыгравшейся в 1948 г..

Конец британского мандата и неблагоприятно для них складывавшийся мировой консенсус относительно дальнейшего обустройства данных земель спровоцировали атаку израильтян на арабов, вызвав паническое бегство последних. Накба – так называется этот арабский Исход, и до сих пор он отзывается болью в их сердцах. Итогом этого столкновения стало вознкновение Государства Израиль. Арабам в возвращении было отказано, их оставленное имущество и земля были розданы израильтянам. Эти беженцы, коих было более миллиона, по-прежнему, вот уже 70 лет, живут в лагерях для перемещенных лиц в Ливане и Иордании, находясь в положении людей второго сорта, т.к. власти принимающих стран по-прежнему рассчитывают на их возвращение.

Следующим крупным событием стала Шестидневная война 1967 г., в которой вооруженные силы Израиля застали врасплох и разгромили армии окружающих его арабских государств. Результатом стал захват земель, предназначавшихся ООН палестинскому арабскому государству: Сектор Газа, Зап. берег р. Иордан (ЗБРИ), а также отнятые у Египта и Сирии Синай и Голланские высоты. Эти названия будут фигурировать в мировых новостях до конца века. К неприятному удивлению израильтян на этот раз арабы не бежали с захваченных территорий, а остались, составив значительное чужеродное меньшинство (или номинально даже большинство).

Дальнейшая история региона вращается вокруг вопросов возвращения палестинских беженцев (фактически невозможна ибо их собственность присвоена Израилем), возврат ЗБРИ и СГ палестинской администрации (и признание ее Израилем), ползучая экспансия еврейских поселений в ЗБРИ и постоянная борьба за увеличение пропорции еврейского населения в Израиле. Агитация за въезд сюда свыше миллиона советских евреев проистекает именно из этого. Сопротивление арабских стран этому в т.ч. объясняет, почему наших евреев так плохо долгое время выпускали в Израиль.

Дальнейшие события освещаются достаточно полно, но не утомляют читателя, добавляя свежих мазков в понимание текущей ситуации: Война Судного дня, возврат Синая и замирение с Египтом, установление и отмена оккупации СГ (интифады), рост военно-политических организаций палестинцев – ООП и ХАМАС – и их соперничество за власть, возведение Стены и проблема еврейских поселений в ЗБИГ, внешняя политика Израиля в регионе, многочисленные международные мирные переговоры, а также события и тенденции внутри Израиля и палестинских территорий.

Подытоживая, автор замечает, что конца конфликта он не видит. Полагаю что, ознакомившись с фактами и трендами, читатель с Ианом Блэком согласится.

Posts from This Journal by “books” Tag


  • 1
Мне тоже всегда была интересна эта тема, но... я занимался другими вещами. Теперь, казалось бы, можно было бы обсудить эти вопросы с людьми, знакомыми мне, пусть и не профессионалами в этой области, но после пары попыток я перестал разговаривать на эту тему, потому что либо мои собеседники сами жили в Израиле, либо у них там родственники, и всякий раз они сходу называют арабов террористами и чуть ли не призывают убивать их... :)))
Надо будет почитать Блэка.
В глаза бросилась фраза. "Конец британского мандата <...> спровоцировал атаку израильтян на арабов, вызвав их паническое бегство". Ну, о том, что там, кроме "конца" есть и "консенсус", и поэтому надо бы писать "спровоцировали" во мн.ч., не буду говорить. А вот о "чьем бегстве" идет речь? Если судить с точки зрения русского языка, израильтян. Потому что, если бы бегство было арабов, по-русски было бы сказано либо "тех", либо "последних". Но читаю дальше, и --- "Накба – так называется этот арабский Исход, и до сих пор он отзывается болью в их сердцах". Стало быть, бегство было арабов, и оно отзывалось болью в сердцах арабов? :)))

Cпасибо сонсэнним за ценные замечания. Поправил для улучшения читабельности.
Добавил "последних", но имхо с тз русского когда указывается порядок атаки, модифицированный падежами (для этого мы и инфлецируем существительные), то кто бежал становится понятно. Вариант атаковали, а потом сами же показали хвост куда менее распространен в истории ) или по крайней мере в литературе, что я читал. А вот "последних" - это излюбленная формулировка английского former latter, где без падежей как раз подчас сложновато определить кто от кого, особенно в сложных предложений. Подумайте, сонсэнним, может это у вас уже английский ревизор в умудренной голове стал включаться? ;)

Что касается самого конфликта. Книгу я читал по просьбе оценивающего ее издательства. Издавать они ее передумали - типа не их профиль. Не уверен, что без этого стимула я бы взялся читать. Обсуждать происходящее в Израиле и рядом со знакомыми мне, кто там жили или у кого там живут [relatives that is] - гиблое дело, так мне представляется. Тех, у кого родственники-арабы, живущие там я не знаю, так что всегда я только слышал, что все арабы-террористы и с ними надо сурово [обходиться ;)]. Вряд ли они знают сколько-нибудь объективную историю происходящего там. Наверное, верят только СМИ, а СМИ сами знаете как поют. А когда взрывается кафе в центре или автобус, прилетает ракета, то желание узнать получше, разобраться, наверное, совсем отпускает.

Впрочем, косвенно вам подобная ситуация, наверное, знакома - у корейцев свой пусть и менее боевой конфликт, и не менее opinionated views на противоположную сторону.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account