?

Log in

No account? Create an account

mirsoglasnomne


Nel mezzo del cammin di nostra vita...


Previous Entry Share Next Entry
Объекты Всемирного Наследия ЮНЕСКО на мировых банкнотах. Часть 2.
mirsoglasnomne

ОБЪЕКТЫ ВСЕМИРНОГО НАСЛЕДИЯ НА БАНКНОТАХ (Начало)

Целью исследования было определение роли изображений ОВН в конструировании образов государств. Далее мы обратим внимание на то, как представлены ОВН в иконографии национальных валют и рассмотрим предположения, объясняющие их появление на банкнотах.

Количество купюр, находящихся в обороте каждого конкретного государства может составлять от четырех (Южная Корея) до дюжины и более, особенно в случаях, когда

банкноты предыдущей эмиссии еще не вышли из оборота. В данной работе рассматривались только находящиеся в обороте купюры. Один и тот же объект Списка мог быть представлен сразу на обеих сторонах дензнака и даже на купюрах сразу нескольких номиналов. Во всех подобных случаях он учитывался лишь один раз. Случаи многократного тиражирования одного и того же объекта, тем не менее, специально отмечались. О некоторых здесь будет упомянуто.

По данным веб-сайта Центра мирового наследия ЮНЕСКО 165 стран имеют объекты, которые либо уже включены в Список ВН, либо являются кандидатами на включение (Tentative List) – 973 и 1493 соответственно. 43 государства не имеют уникальной национальной валюты и либо используют чужую (например, доллары США или Австралии), либо, будучи членами единых экономических пространств, имеют общие деньги (Евро в ЕС, Франк КФА Африканского финансового сообщества или Восточно-карибский доллар). В подсчете ОВН на национальных валютах они не учитывались.

Всего на эти страны без собственной валюты приходится 30% существующих объектов Всемирного наследия и 23% кандидатов (294 и 349 соответственно). Это очень серьезная потеря, так как среди «обезличенных» оказались, к примеру, 4 из первых пяти стран с наибольшим количеством ОВН: Италия (47), Испания (43), Франция (37) и Германия (36). В подавляющем большинстве случаев они узнаваемы во всем мире, множество прежде украшало собой песеты, лиры, франки и марки.

51 из оставшихся 122 государств  не стали использовать изображения объектов ЮНЕСКО на находящихся на данный момент в обращении банкнотах, то есть 42% стран не посчитали их достаточно репрезентативными или важными национальными символами, чтобы украшать ими свои деньги. Это исключило 221 и 351 действующих элементов Списка и кандидатов в него (33% и 31%). Среди этих стран: Южная Корея, Австралия, Бразилия, Турция, Польша, Канада и ЮАР, имеющие значительное количество объектов и кандидатов.

Все это сузило поле дальнейшего исследования до 71 (58%) государства, 458 объектов-членов и 793 кандидатов (43%, 47% и 53% от исходных цифр соответственно). Эти 71 страны изобразили 97 ОВН и 36 кандидатов на своих дензнаках (21% и 5%). Эта заметная разница подчеркивает то внимание и почтение, с каким относятся к действительным ОВН, учитывая, что число объектов-кандидатов почти вдвое больше.



Рис. 1. 20 песо Мексики – самого активного государства в применении ОВН в своей валюте – изображает центр древней индейской культуры Монте-Альбан (изготовлена из пластика).

Безусловным лидером стала Мексика: 5 объектов, по одному на купюру (Рис. 1). Ситуация в Великобритании интересна. Являющаяся ее частью Шотландия, печатающая свои фунты стерлингов автономно, использовала все (!) пять своих объектов ЮНЕСКО: на всех банкнотах, напечатанных банком Clydesdale и на одной Королевского Банка Шотландии (RBS). Первый даже подчеркнул статус изображенных памятников надписями «Объект Всемирного Наследия ЮНЕСКО» и годом присвоения статуса (Рис. 2). Находящиеся собственно в Англии лондонский Тауэр, Стоунхедж и многие другие ОВН печатающиеся в Лондоне фунты стерлингов собой не украсили.


Рис. 2. 20 фунтов стерлингов, отпечатанные Банком Клайдсдейл и ссылкой на статус ОВН с годом его присуждения.

К лидерам также стоит отнести Сирию (ее деньги украшают 4 ОВН и 1 кандидат), Китай (3+2 кандидата), Филиппины (3+2), Хорватию (2+3). Среди других стран, у которых встречаются ОВН и кандидаты, отмечу Беларусь - 4 (2+2), Россию, Перу, Вьетнам и Египет, у которых по 3 ОВН, а также Марокко – 3 (2+1) и Венгрию 3 (1+2). 21 страна использовала по 2 объекта и/или кандидата, а 37 государств ограничились одним.

Необходимо отметить, что многие страны отдают должное узнаваемым во всем мире объектам, расположенным на их территориях: Тунис – Карфагену; Танзания - Занзибару, Килиманджаро; Камбоджа – Ангкору; Пакистан – Мохенджо Даро; Узбекистан – Самарканду; Гондурас – руинам майя в Копане; Венесуэла – водопаду Анхель; Армения – Эчмиадзину; Азербайджан – Старому Баку. О многих других объектах стороннему наблюдателю известно меньше. Лишь после сверки со Списком ЮНЕСКО стало возможным их идентифицировать. В этой связи, представляется перспективным исследование узнаваемости местным населением изображенных на деньгах ОВН. Это может помочь с определением мотивов помещения ОВН на национальную валюту и степени авторитетности этого статуса.


Рис. 3. 200 конвертируемых марок Боснии и Герцеговины.

Косвенное подтверждение особого веса, придаваемого некоторым историко-культурным объектам, включенным в Список всемирного наследия, можно обнаружить на банкноте в 200 марок из Боснии (Рис. №). В двух частях страны (Боснийская Федерация и Республика Сербская) используются разные банкноты – сделанные в одном стиле, но с разным дизайном. Исключением является самый высокий номинал в 200 марок. Эта купюра одинакова в обеих частях страны, а изображен на ней именно Вишеградский мост, недавно восстановленный и служащий удачным символом примирения и налаживания отношений. Стоит отметить, по факту он обе страны не соединяет, а расположен целиком на территории Республики Сербской.

Часто статус ОВН дается не отдельному зданию, а целому городу, как правило, исторической его части. Это становится удобной возможностью продемонстрировать объем имеющегося историко-культурного наследия, чем воспользовались, в частности, Азербайджан, Грузия и Хорватия, поместив изображения, отсылающие к городу как таковому (Рис. 4). Некоторые другие страны использовали не собирательный образ, а различные примечательные объекты города, как в случае российского Санкт-Петербурга.




Рис. 4. Старые Дубровник и Баку на 50 хорватских кунах и 10 азербайджанских манатах.

Исторический центр Каира был использован сразу на 9 купюрах – 9 красивых старинных мечетей этого города можно видеть на лицевой стороне купюр у египетских фунтов. На обороте с ними соседствуют великие памятники эпохи фараонов, что дает сочетание двух великих цивилизаций  региона и намекает на преемственность. Стратегия исторической преемственности отражена и в политике Туниса. Однако далеко не все страны используют такую стратегию: хотя Пакистан, Ирак и Сирия обнаруживают терпимость к своей доисламской истории (причем последняя делает прекрасную ретроспективу своего языческого и христианского прошлого), то Иран сегодняшний, в отличие от Ирана шахского, со своими сасанидскими и более ранними корнями ассоциацию выстраивать не пытается.

Некоторые государства, нещедро одаренные ОВН, тем не менее, максимально возможно используют имеющиеся активы. Доминиканская Республика наподобие Египта растиражировала образ колониального города Санто-Доминго на банкноты сразу трех номиналов, а Камбоджа два своих единственных ОВН – комплексы Ангкор и Прэахвихеа – в разных вариациях применила на пяти банкнотах. Хотя подобная настойчивость мною и отмечалась, в подсчет, как я и упоминал выше, каждый размноженный объект попадал лишь раз. Малайзия поместила сразу два природных ОВН на одну банкноту, и даже на одну ее сторону. Банкнота эта, правда, самого высокого номинала – 100 ринггит – и вышла в обращение лишь в июле 2012 года, то есть является самой престижной и отражающей самые современные в стране представления о том, как должна выглядеть национальная валюта.

Дизайн банкнот регулярно обновляется, что в последнее время связано, в основном, со сменой правящих режимов стран. Многие ОВН, прежде фигурировавшие на банкнотах, исчезают: такова, например, судьба Баальбека, Тира, Сидона и замков крестоносцев со старых ливанских фунтов. Наряду с массовым исчезновением определенных сюжетов могут происходить и не менее впечатляющие их возвращения (см. ниже о Перу). Инфляция и замена металлическими монетами – другая причина их исчезновения. Так, болгарская купюра самого малого номинала в 1 лев, единственная на тот момент изображавшая ОВН – Рильский монастырь – стала в 2002 монетой. Та же участь постигла и российские пять рублей с историческими памятниками Великого Новгорода.

В девяти странах используются 12 изображений природных ОВН. Филиппины, на чьих песо доминирует флора и фауна, поместили сразу два природных ОВН и, апеллируя к иностранной аудитории, указали их статус на английском языке (Рис. 5).

Рис. 5. 20 филиппинских песо: рисовые террасы в Банауэ, с пометкой  UNESCO World Heritage.

Далеко не все страны, где есть лишь один ОВН, поместили его на деньги: из 23 государств почти две трети (15) этого делать не стали. Картина резко меняется с увеличением числа ОВН на страну до двух. Среди 20 стран-обладателей всего двух ОВН две трети (13) используют уже хотя бы 1 объект. Казалось бы, данная тенденция должна продолжаться: страны с большим количеством ОВН должны чаще использовать их на банкнотах. Однако это не так: среди 18 государств, имеющих 10 и более ОВН, используют их лишь 11, т. е. те же две трети. Конкурентами ОВН  выступают портреты политических лидеров, известных деятелей науки и культуры, аллегории, представители местной флоры и фауны и т.д. В этом контексте факт, что  почти половина (71) государств выбрали находящиеся на их территории объекты ЮНЕСКО (или кандидатов на этот статус) в качестве элементов оформления банкнот, уже не может казаться случайным. Напрашивающийся вопрос о том, почему одни ОВН попали на банкноты, а другие – нет, и точно ли выбор изображения определялся статусом ЮНЕСКО (например, появление объекта на купюре вслед за присвоением статуса), частично будет прояснен в следующем разделе.

Представленные выше сведения можно интерпретировать как с точки зрения привлекательности страны для международного туризма, так и с позиций конструирования идентичности. Изображения на купюрах в обоих случаях могут выступать в качестве одного из элементов продвижения идеи, послания.

ИЗОБРАЖЕНИЯ ОВН И КОНСТРУИРОВАНИЕ ИДЕНТИЧНОСТИ

Статус «ОВН» дается объектам, уже активно используемым в качестве инструмента формирования идентичности страны (народа) и являющимся узнаваемыми символами. Соответственно, их присутствие на банкнотах никого не удивляет. Вопрос может вызывать только почему те или иные объекты были или не были использованы.



Интересно было бы взглянуть на то, существует ли заметная разница в использовании ОВН в конструировании идентичности (в символическом поле банкнот) между т.н. «демократическими» странами и авторитарными режимами. Можно предполагать, что большей активности в деле формирования и программирования идентичности граждан следует ожидать в наименее свободных (по западным стандартам) странах, где государство (режим) объявляется высшей ценностью, а не человек (гражданин). Предлагаю взглянуть на банкноты современных авторитарных режимов, чтобы посмотреть насколько часто ОВН появляются на их валюте, что позволит с большой долей уверенности утверждать о том, что они являются инструментами формирования желательной идентичности.

Ввиду того, что ООН раздела по уровню демократии среди своих членов не проводит, для целей исследования решено было использовать Индекс демократии – классификацию 167 стран мира, составляемую подразделением журнала Economist и определяющую уровень развития в них демократии. При составлении классификации учитывались 60 показателей, сгруппированных по пяти категориям: выборы и плюрализм, гражданские свободы, деятельность правительства, политическая ангажированность населения и политическая культура. В последней версии рейтинга, опубликованной в 2011 году, по этим показателям выделены 52 авторитарных государства. Ввиду того, что рейтинг учитывает последствия «Арабской весны» и некоторых других политических изменений, в нем произошли небольшие изменения. В частности, четыре страны – Тунис, Мавритания, Египет и Нигер – были перемещены из разряда «авторитарных режимов» в «переходный режим». Однако поскольку это изменение произошло недавно, то банкноты, находящиеся в обращении этих стран, не изменились, и, по сути, отражают политику предыдущих режимов, в силу чего их я тоже включил в число рассматриваемых ниже. Сказав это, всё равно отмечу определенную условность и ограниченную валидность Economist как арбитра уровня демократии, однако всё же прибегну к нему. Оставляю за читателями статьи право не согласиться с проводимым журналом делением, и рад буду услышать о конструктивных альтернативах данному рейтингу.


Рис. 6. Пропагандистская эклектика на 20 суданских фунтах включает пирамиды Мероэ.

Из 56 стран с авторитарными режимами восемь не имеют собственной валюты, что сокращает список до 48.  За вычетом государств, не имеющих ОВН ЮНЕСКО и/или кандидатов, получается искомая выборка – 36. В ней, в своих дензнаках ОВН используют 22 страны (61%) с «авторитарным режимом». Стран «полноценной демократии» по тому же рейтингу насчитывается 25 (все с ОВН и/или кандидатами). Однако девять из них используют евро; из остальных 16 ОВН используют на банкнотах лишь восемь стран (50%).

Данная разница в 11% и диспропорциональные величины выборок «авторитарных» и «демократических» стран не могут служить безусловным указанием в пользу указанного в начале раздела предположения. Сравнительно недалекий временной горизонт нововведения (присуждения статуса ОВН) и относительно редкая смена комплектов банкнот в странах также осложняют отслеживание причинно-следственной связи. Нет особого смысла работать с столь малой выборкой как 8 государств, но можно попробовать сделать предварительную оценку реакций на присвоение статуса в «авторитарных» странах, благо, как мы помним, их больше на порядок (22).  Здесь целых 7 из 22 «авторитарных» государств, использующих ОВН, поместили на новых сериях банкнот именно недавно принятые ОВН (например, Беларусь, КНР и Вьетнам). В этом свете предположение о том, что ОВН действительно рассматриваются в качестве сильного инструмента конструирования идентичности начинает приобретать большую достоверность. Тем не менее, для проверки этого предположения необходимо дополнительное изучение денежной символики. Также необходимо добавить, что ярко выраженного разделения по типу или «стилистике» изображаемых ОВН не выявлено, т.е. сказать, что «авторитарные» страны злоупотребляют, допустим, военно-историческими монументами, а «демократические», наоборот, продвигают объекты социальной направленности (скажем, мосты) невозможно.


ИЗОБРАЖЕНИЯ ОВН И ТУРИЗМ

Привлекательность страны для международного туризма позволяют оценить данные Всемирной организации по туризму ООН (UN World Tourism Organization), членами которой по состоянию на ноябрь 2011 г. являлись 155 государств. В своих ежегодных отчетах, посвященных состоянию мирового туризма, эта организация составляет рейтинг наиболее посещаемых туристами стран.

Из последнего рейтинга за 2011 г. следует, что страны, наиболее посещаемые иностранцами, активно используют объекты Всемирного наследия ЮНЕСКО на своих денежных знаках: во всех 5 макрорегионах, выделяемых этой организацией, две из трех самых посещаемых стран, а то и все три используют ОВН. Можно сделать вывод, что их выбор осознанный и является частью общей стратегии придания стране большей туристической привлекательности.


В Тунисе до событий Арабской весны туристический сектор представлял 6.5% ВВП страны и давал работу 340 тыс. человек, из которых 85 тыс. обладали непосредственными рабочими местами (11.5% трудоспособного населения) с высокой долей сезонного трудоустройства. В Марокко туризм оставался вторым источником поступления твердой валюты после фосфатов, и стратегия правительства страны, принятая в 1999 г. с воцарением нового монарха Мухаммеда VI, предусматривала, что к 2010 г. страну будут посещать до 10 миллионов человек, а доля туризма вырастет до 20% ВВП. 33% (1,5 млрд. долларов США) прямых иностранных инвестиций в эту страну приходятся на туризм. В Таиланде в 2007 г. туризм составлял приблизительно 6.7% ВВП. В Перу туризм является третьей по величине отраслью экономики страны после рыболовства и горнодобывающей промышленности. Туризм в эту страну растет быстрее, чем в любое другое государство Южной Америки. Именно в свете сказанного стоит интерпретировать ситуацию с недавним ребрендингом банкнот Перу в 2011 г., когда все пять их номиналов получили изображения памятников доколумбовой архитектуры, то есть того, чем страна знаменита на весь мир (Рис. 7).



Рис. 7. Мачу-Пикчу на 10 новых солях Перу серии 2011 г.


Однако есть основания полагать, что, хотя туризм и является серьезным источником пополнения бюджета для многих стран, банкноты, если только они не принадлежат к широко используемым валютам – на данный момент это евро и доллар США, не служат эффективным средством продвижения образа страны за рубежом. Из этого следует, что вне зависимости от того, увеличивают ли ОВН объемы туризма или нет, помещение их изображений на банкноты в качестве маркетингового хода, ориентированного на зарубежье, малоэффективно. Куда действеннее, но до определенного предела, тут могут работать почтовые марки. Следовательно, помещение ОВН на банкноты стоит рассматривать в контексте формирования образа страны и его сообщения гражданам этой страны.
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Мы рассмотрели роль изображений объектов культурного, исторического и природного наследия, удостоенных статуса ОВН, в конструировании образа государств. В статье были также рассмотрены возможные причины, побуждающие государства к активному использованию ОВН – применение их как инструмента конструирования идентичности или как маркетингового инструмента, увеличивающего привлекательность страны. Исследование показало, что значительное число стран – 58% (71 из 122, имеющих нацвалюту и ОВН или кандидатов) считают объекты, которые являются ОВН, достаточно важными и представительными для размещения на банкнотах. Есть основания думать, что эти государства полагают, что авторитет ЮНЕСКО повышает значимость объекта и осведомленность о нем, что оправдывает вложения в его популяризацию. Были приведены примеры расчета на статус и авторитет списка Всемирного наследия – случаи Филиппин и Шотландии. Установленный факт, что изображения объектов ВН встречаются значительно чаще, чем кандидатов (21% против 5%) косвенно подтверждает особую ценность первых.

Попытка рассмотрения ОВН как “инструмента конструирования идентичности” и как “магнита для туристов” показала, что эти объекты активно используются в обоих подходах, в том числе и в посланиях, транслируемых национальными дензнаками. В случае Филиппин это указание на уникальность природного объекта для иностранцев (т.е. туристов), а в случае Шотландии – подчеркивание культурной особенности и собственного наследия, важных для конструирования национальной идентичности и претензий на независимость. Сомнения в уместности использования ОВН как идентификационного маркера, по крайней мере, не разделяются как теми, кто на своих деньгах пишет на чужом английском языке “UNESCO World Heritage”, так и теми, кто тиражирует один–два из имеющихся ОВН на большое количество купюр.

Рис. 8. Дворец Потала в Лхасе, Тибет. 50 юаней КНР.
КНР поместила тибетский Дворец Потала на свою новую серию банкнот, появившуюся уже после присвоения этому объекту статуса ОВН (Рис. 8). Это вполне соответствует выводам уже цитировавшегося Янга и его соавторов (Yang et al. 2010: 833), установивших, что ОВН являются основной движущей силой, привлекающей интуристов. Так же следует отметить, что вся новая серия обладает абсолютно новым политическим посылом: на ней отдается дань этническому и культурному разнообразию страны (попарные портреты представителей “официально признанных народностей КНР”, памятники и ландшафты из различных географических районов). Таким образом, новая символика юаней отражает смещение фокуса в конструируемой идентичности граждан КНР. Очевидно, что Дворец Потала оказался удобным инструментом для решения сразу двух семантических задач – стать магнитом для туристов и помочь в формировании национального самосознания.

И все же определение того, насколько статус ОВН побуждает государства выдвигать эти объекты на авансцену, остается пока сложным вопросом. Лонгитюдное исследование, которое проследит, появляются ли вновь причисленные к множеству ОВН объекты на дензнаках своих стран, поможет более точно ответить на этот вопрос. Тот факт, что 51 государство (42%) не посчитало нужным использовать в своей денежной символике имеющиеся у них ОВН, говорит о том, что единодушия относительно их эффективности, значимости и полезности пока не существует. В этом страны похожи на исследователей, чьи противоречивые оценки приведены в начале статьи. До тех пор, пока не появятся более точные и несомненные подтверждения всех тех выгод, которые некоторые пока больше принимают на веру, ОВН будут продолжать борьбу за место под солнцем с альтернативными мотивами в оформления банкнот. Разумеется, есть угроза, что мы можем не дождаться появления таких подтверждений – глобализация и электронные средства платежей могут превратить эти артефакты материальной культуры в такую же историю, как и многие из объектов всемирного наследия, изображенные на них.

В завершение необходимо коснуться ситуации с монетами. Хотя введение панъевропейской валюты евро лишило страны – члены ЕС возможности продемонстрировать свою идентичность на банкнотах, но такая возможность сохранилась на поверхности монет (евроцентов). Очевидно, что в связи с ограниченностью места ценность размещения на монете выше, чем на купюре. Отсюда можно сделать предположение, что критерии отбора должны быть более строгими. Тем не менее, ОВН смогли преодолеть этот высокий барьер, что служит дополнительным подтверждением того, что эти объекты рассматриваются в качестве полноправных символов страны. В частности, Италия выпустила монеты с видами римского Колизея и апулийской крепости Кастель дель Монте, а Мальта увековечила мегалитический храмовой комплекс Мнайдра. Германия использует некоторые ОВН, например Кельнский собор, в рамках ее программы “16 федеральных земель Германии”. Эта серия монет будет продолжаться до 2021 г., в котором Бранденбург будет представлен потсдамским дворцом Сансуси. Испания, одна из наиболее привлекательных стран для иностранных туристов, пошла еще дальше. В 2010 г. она запустила серию памятных монет, посвященных своим ОВН. Ежегодно до 2050 г. запланировано выпускать монету номиналом два евро, посвященную каждому (!) ОВН страны. Порядок их выпуска соответствует хронологическому порядку присвоения им статуса. Этот случай является наглядным подтверждением уникальности рассматриваемых ОВН и их способности выступать полноценными и представительными образами страны.