?

Log in

No account? Create an account

mirsoglasnomne


Nel mezzo del cammin di nostra vita...


Previous Entry Share Next Entry
КОГДА НЕ ДО ШУТОЧЕК, ИЛИ ПРЕДУПРЕЖДЁН, ЗНАЧИТ ХОТЯ БЫ СЛЕГКА ВООРУЖЁН
mirsoglasnomne
Целый год я раздумывал над тем, чтобы написать что-то типа фельетона о собственной бабушке. Она - патефон. Вернее, стала им с возрастом. Если придёшь к ней в гости она постепенно обсудит с тобой определённый набор тем, крутящихся, в основном, вокруг родственников - дальних и ближних - и касающихся их личных жизней. Юмор состоит в том, что как пластинка патефона, она воспроизводит каждую из них практически слово в слово. Высказавшись и поинтересовавшись моим мнением и получив апдейт, она вскорости всё забывает. Стоит заглянуть к ней вечером, как вас снова встретят те же разговоры, пусть вы все темы уже исчерпывающе проговорили. "Какой же Юра несчастливый, ай-ай-ай", - закинет бабушка ожидающе. И тут вы знаете, что сейчас пойдёт фаталистическая речь о нелёгкой планиде дальнего родственника (уже бывшего), перевёзшего семью на ПМЖ в Швецию, и которому супруга сделала после этого ручкой. Затем, как в театральной программке, воспоследуют слова бабушкиной знакомой, цитирующей какую-то священную книгу, в которой утверждается, что к концу времён на 50-500 (не помню) женщин будет приходиться 1 мужчина. Такой апокалипсис мне по душе, и даже в сотый раз я отрываюсь от чая и вслушиваюсь. Завершается этот трек обычно фразой: "В Астрахани мужиков нет. Какая я счастливая, что вышла замуж за деда и уехала в Москву". Пусть это и было в 1957 году, я на всякий случай проверяю билеты в арбузную столицу...

В общем, как видите, юмористические зачатки в этом сюжете имеются. Тем не менее, я всегда подозревал, что печального в этой бабушкиной манере больше, чем смешного или раздражающего. Услышав, что это Альцгеймер, я напрягся сильнее, и в течение этого года прочёл две искренние книги, написанные относительно известными американцами об их опыте жизни с болезнью.
Вот они, причём вторая вышла только в этом месяце:

"Когда твой родитель становится твоим ребёнком" Кена Эбрэхэма. "Медленный танец с незнакомцем" Мэрил Камэр.
Написанные с тактом и большой любовью, но при этом с глубокой искренностью, эти книги просто заставили меня ужаснуться. Как будто я глянул с обрыва в бездонную пропасть. Описанное ухаживавшими за ними близкими родственниками (сыном в первой и женой во второй), непреклонное сползание людей вниз читается с болью, и каждый очередной сдвиг в худшую сторону вызывает даже у читателя отчаянное чувство безысходности, обманутой надежды и да, ужаса.
Не сразу страдающие осознают, что больны. А период от проблесков осознания до распада личности, увы, достаточно короток. "У Альцгеймера всегда две жертвы - заболевший и тот, кто рядом", цитирует распространённую горькую мудрость Камэр. Опытный взгляд сразу определяет человека, чья жизнь проходит в уходе за больным, чьё Я, знакомое столь долгие годы, исчезло безвозвратно, оставив на руках только телесную оболочку, никого не узнающую, ничего не понимающую.

Книги эти небольшие, и это правильно, хотя с одной стороны и дезориентирует: небольшая книга Камэр, например, охватывает целых 20 лет борьбы с недугом мужа, но благодаря сжатости все изменения с её супругом воспринимаются острее. Камэр, бывшая телеведущая и специалист в области СМИ, положила всю свою карьеру на алтарь спасения любимого мужа, становившегося буквально каждые несколько месяцев всё более чужим человеком. Есть и в её печальной истории своеобразный хэппи-энд. Нет, мужа она не спасла - сейчас не спасают пока никого, даже президента Рейгана, но ей удалось привлечь внимание общественности к этой болезни, постоянно находящейся в США в тени рака, сердечно-сосудистых заболеваний и СПИДа, в то время как стареющее общество за счёт увеличивающейся продолжительности жизни всё шире расширяет круг потенциальных пациентов.

Согласившись без купюр и прикрас показать на ТВ свой обычный день ухаживания за уже тяжело больным супругом, бывшим врачом мирового уровня, которого Альцгеймер настиг неожиданно рано - в 58 лет - она пробудила общественное сознание к проблемам этой безжалостной болезни. Ведь болезнь эта не "телегенична" в том смысле, что она не порождает сенсаций, любимых медиа: не внезапная и не поражает неожиданно или нелепо как, скажем, инфаркт на унитазе или любовнице. Она не преследует какую-то малозащищенную часть общества, что можно драматизировать, как связь СПИД- гомосексуализм. Она не уносит ангелоподобных детей. Она медленно уничтожает жертв за закрытыми дверями, потому что те или уже не могут сами выходить к людям, либо смущающиеся родственники не желают позорить их (и позориться сами), демонстрируя последствия распада личности окружающим, в особенности людям, неплохо знавших больных в их лучшие времена.

Материал Мэрил всколыхнул США, многие впервые узнали о том, с чем приходиться жить их соседям, а другие впервые выговорились. С осознанием стигматизация стала исчезать, а деньги стали направляться на исследования и борьбу с болезнью, уничтожающей то единственное, что отличает нас ото всего остального живого мира. Я не знаю, какая ситуация с этим в России. Но хотел бы выразить надежду, что у нас переведут и издадут книгу, которую в Америке все в один голос называют "Библией ухода за больными Альцгеймером". Книге уже 30 лет, но благодарные и положительные отзывы льются, а вернее пишутся нескончаемым потоком как от простых жителей, так и от медработников. Обидно видеть кучу переведённого фуфла и не обнаружить этой по-настоящему нужной книги.

"36-часовой день: Семейный справочник по уходу за людьми, болеющими Альцгеймером, другими деменциями и потерей памяти на склоне лет". Авторы Нэнси Мэйс и Питер Рэбинс.

Posts from This Journal by “medicine” Tag



  • 1
У Абрахама замечательно точное название книги. В определённом смысле родители всегда становятся детьми - с женой, увы, очень часто приходится тёщу воспитывать и учить новому... К счастью, она пока в здравом уме и трезвой памяти.

P. S. Фраза капчи "laugh at me" просто поразительно не в тему. :(

Да, уж. Я ж и не ведаю, что капча творит...

  • 1